Обновите Ваш бразуер

Сергей Безруков: "Главное – роли, которые ты оставишь после себя"

В Сочи завершился 27-й Открытый российский кинофестиваль "Кинотавр", по красной дорожке которого впервые за долгие годы прошел актёр Сергей Безруков. На фестивале состоялась премьера фильма "После тебя", с которой Безруков дебютировал в качестве продюсера и в которой сам исполнил главную роль. Режиссёром картины выступила его супруга Анна Матисон. В день старта "Кинотавра" пара объявила о том, что ждёт ребёнка, чем вызвала дополнительный ажиотаж вокруг своего визита.

Главный герой "После тебя" — гениальный танцор Алексей Темников, человек с очень тяжелым характером, страдающий от давней тяжелой травмы. Темников – вымышленный персонаж, но в картине снимались известные музыканты и танцоры, которые сыграли самих себя: дирижёр Валерий Гергиев, хореографы Алла Духова и Раду Поклитару. Премьеру фильма Сергей Безруков пропустил, но прилетел на фестиваль на следующий день и пообщался с Павлом Гайковым.

— Вы пропустили премьеру такого важного для вас фильма. Как так получилось?

— Я был в Екатеринбурге на гастролях со своим спектаклем "Хулиган. Исповедь". Билеты на него  были проданы еще полгода назад, до того, как была составлена программа "Кинотавра". Я просто не мог обмануть ожидания двух тысяч зрителей. Но сразу же после этого я вылетел в Сочи, и уже утром был на пресс-конференции в знак уважения к журналистам и критикам, посмотревшим "После тебя".

— У вас в послужном списке более 50 ролей в кино и на телевидении, но вы впервые снялись в авторском фильме. Что вас раньше останавливало?

— Для меня это тоже удивительно. Я всегда был открыт к предложениям, но их не поступало. Возможно, авторы просто боялись, считая, что раз я снимаюсь в больших проектах, то наверняка откажу им. И зря! Мне очень интересно авторское кино, и в моих планах сейчас несколько таких проектов.

Российское кино – это в первую очередь авторское кино, пусть не обижаются производители отечественных блокбастеров. Именно в авторском кино без больших бюджетов и спецэффектов можно найти истину. Зрителя уже приучили к фильмам-аттракционам, а настоящее кино – это актеры и сценарий.

— С фильмом "После тебя" вы также дебютировали как продюсер, представив общественности собственную "Компанию Сергея Безрукова". Чем для вас стала работа над фильмом в новом статусе?

—  Во-первых, я смог договориться с актёром Сергеем Безруковым, который снялся в фильме почти бесплатно…

— Это большое продюсерское достижение.

— Конечно (улыбается). На самом деле вся разница в мере ответственности. Когда ты сам продюсер, ты отвечаешь за все, и это лучше. Например, мне было проще договориться о съёмках на сцене Большого театра. Для нас это было очень важно. Это даёт ощущение правды в кадре, достоверности, реальности моего героя. Спустя 20 лет Темников снова выходит на сцену, где когда-то был звездой.

Я приехал в Большой театр, объяснил, зачем нам нужно снимать именно там, и хочу сказать огромное спасибо директору Владимиру Урину  за то, что он разрешил нам работать, несмотря на очень сложный график Большого театра.

Мы снимали в момент монтажа декораций, и всё что вы видите в кадре – это не массовка и не актёры, а реальные рабочие Большого театра, которые монтировали декорации  балета "Спартак". Так "Спартак" попал в наш фильм – важная часть действия связана именно с этим балетом. Точно так же мы снимали и в Мариинском театре, в закулисье, в настоящих танцевальных классах и репетиционных залах, с настоящими актёрами театра.

Всё это добавляет нашему фильму документальности.

— Темников настолько неприятный персонаж, что порой трудно понять, как вы вообще решились взяться за эту роль. Он вам хоть чем-то близок?

— Ничем абсолютно. Для меня это была роль на сопротивление. Было сложно все время держать спину ровно, быть натянутым, как струна, все время находиться в напряжении. Да, Темников может быть неприятный, но он личность. И он жесток в первую очередь к себе, что уж говорить об окружающих. Но в финале зритель начинает ему сочувствовать, оправдывать поступки, которые оправдать невозможно. Мы понимаем, что этот человек не мог поступить иначе.

Темников пытается оставить после себя то, ради чего он пришел в этот мир. Он человек искусства, целиком поглощен им. Многие гении при жизни вызывали раздражение своими поступками и работами, которые мы сегодня читаем, смотрим, слушаем. У Темникова нет ничего, кроме его творчества, он любит только свою собаку. И в этом мы тоже с ним совершенно не похожи, потому что мне очень дорог дом, я оберегаю свою личную жизнь, для меня это важно, это мой заряд энергии, и я никого не пускаю в неё. Но когда вы говорите про какого-нибудь потрясающего артиста, вы же не вспоминаете, например, какая у него семья и сколько он родил детей. Это лишь дополнение в книгу о великом артисте. Главное – роли, которые он оставит после себя.

— Анна Матисон говорила, что писала эту роль специально для вас – а как вы участвовали в работе над сценарием?

— Практически никак. Аня с Тимуром Эзугбая написали сценарий очень быстро, буквально за две недели. Когда я прочёл, мне понравилось абсолютно всё, включая язык. Хороших сценариев сегодня очень не хватает. Я много читаю, и за редким исключением попадаются такие, которые хочется сыграть.

Сложно найти такой текст, к которому не надо ничего добавлять, чтобы оживить его. Читаешь и понимаешь, что в жизни так не говорят, не шутят, не реагируют. В случае с "После тебя" мне всё было удобно с самого начала.

— О нехватке хороших сценариев говорят все. Куда они делись? 

— Не знаю, может быть, все дело в смене поколений? Какие-то более читающие, какие-то менее. Сейчас часто за основу стали брать чужие идеи, которые обрабатывают под другие реалии. Вообще стало очень много адаптаций, и это, как мне кажется, неправильно.

— В вашем фильме много классической музыки, а на титрах звучит "Романс" группы "Сплин". Чья это была идея?

— Это было предложение Ани. Я слушаю современную музыку постольку поскольку, но конкретно эта песня мне очень нравится.

Мне кажется, она звучит так пронзительно! Мне нравятся тексты Васильева, я люблю поэзию, и для меня в любой композиции прежде всего важен текст, я всегда прислушиваюсь к словам.

— Этот год объявлен Годом российского кино? Что это для вас?

— Мне кажется, это обязывает нас всех вспомнить великое прошлое нашего кино, заинтересованно продвигать настоящее, и верить в будущее.  И хорошо бы, если это не ограничится только одним календарным годом.

Источник: РИА Новости ria.ru